СВОБОДНАЯ ФОРА Credo quia absurdum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СВОБОДНАЯ ФОРА Credo quia absurdum » На буровой площадке » уголовное дело путина


уголовное дело путина

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://tapirr.livejournal.com/3665348.html
уголовное дело путина
Олег Мухин

Бывший следователь по особо важным делам Андрей Зыков: Нам сказали, что в отношении президента уголовное дело не ведется

- В 1993-95 гг. правительство РФ помогало государственным предприятиям деньгами. Некоторые из них работали в убыток, некоторые откровенно разваливались. Их пытались удержать на плаву. Необходимы были деньги хотя бы для выдачи зарплаты. Соответственно, правительство выделяло сюда деньги, которые должны были распределяться по государственным предприятиям.

Существовала некая строительная корпорация «Двадцатый трест». Она была приватизирована еще в 1991 г., то есть являлась частной, а не государственной. Однако 80% упоминаемых денег, шедших на весь город, поступали именно этой организации. Перечисления бюджетных средств на ее счет происходили постоянно на протяжении нескольких месяцев. Только за 1993 г. на счета корпорации ушло около $ 4,5 млн. По собранной же информации, за время действия корпорации, отмываемые суммы составляли десятки миллионов долларов. В 1999 г. по этому факту (после проверки КРУ) возбудили уголовное дело № 144128. В историю оно вошло как «Дело Путина». Так как его «тень» (тогда Путин был замом Собчака) проглядывала за каждой подписью, за каждым хищением, за каждыми бюджетными переводами денег.

- Почему дело вообще возбудили, если тогда уже все понимали, что нити ведут к Путину?

- Его возбудили, так как тогда никто не ожидал, что в качестве подозреваемых пойдут такие высокие лица. Думали, по делу будет проходить мелкая сошка – сотрудники корпорации никому не известной фирмы «Двадцатый трест».

Уголовное дело возбудили в июне 1999 г. Генпрокуратура прекратила его 31 августа 2000 г. Владимир Путин уже был президентом, а «его» дело еще шло.

- Куда шли деньги, переводимые на счета «Двадцатого треста»?

- В Испании есть такое местечко - Аликанте-и-Торевьеха. Корпорация «Двадцатый трест» занималась строительством там небольшого коттеджного поселка – домиков 30. В частности, по нашей информации, среди них были коттеджи Путина, Собчака.

Позже, когда в 2000 г. Путин стал президентом, одна крупная испанская газета посчитала, что с 1996 по 2000 гг. Владимир Владимирович посетил район Торевьехи в Испании 37 раз. Видимо, ездил в свой особнячок. При этом Путин пересекал границу по поддельным паспортам.

Испания это знала, но знала также, и кто это такой (тогда Путин уже был директором ФСБ). Скандалы международного уровня были не нужны.

- Как случилось, что дело оказалось закрыто?

- В 2000 г. Генпрокуратура абсолютно незаконно прекратила дело. Она не имела права этого делать – мы (группа по расследованию дела состояла примерно из 20 человек) как раз ждали ответы на отправленные нами международные запросы. Как нам сказали: «В отношении президента уголовное дело не ведется».

То, что дело было прекращено лишь в августе 2000 г. – вообще большая удача. Развалить его пытались много раз. Но находились все новые и новые эпизоды, которые необходимо было расследовать. Потом уже все удивлялись, что нам дело не прекратили ранее, в апреле или мае, что мы расследовали его вплоть до сентября, когда и была расформирована наша группа. Однако когда-то все заканчивается. Кто же даст привлечь к ответственности Кудрина, Путина?

У Путина, если бы нам позволили направить дело в суд (без утверждения обвинения прокуратурой это невозможно) было бы несколько составов преступлений, доказанных нами в рамках данного дела. Например, злоупотребление служебным положением, превышение служебных полномочий, то есть статьи 285 и 286 УК (по ним сейчас проходят почти все снятые с должностей губернаторы и их помощники). У Кудрина вдобавок - ст.290 УК - взятка в виде квартиры на Итальянской и ее ремонта, который делала все та же корпорация «Двадцатый трест».

Кудрин в те годы возглавлял комитет финансов администрации Петербурга. За счет «Двадцатого треста» для него на Итальянской улице была приобретена квартира, сделан в ней ремонт. Все соответствующие документы мы тогда изъяли. Так вот, там были счета на все эти покупки и работы. А потом шел росчерк Сергея Никешина – тогда главы корпорации, а сейчас депутата ЗакСа: «суммы очень большие, нужно урезать их в десятки раз». Уменьшенные, фальшивые платежки Кудрин частично оплатил. Таким образом, если бы кто заинтересовался его расходами, он  мог бы утверждать, что ремонт ему обошелся недорого. Ну а дельта между действительными расходами и оплаченной суммой как раз стопроцентно тянет на взятку.

- Из кого состояла ваша группа? Что стало с ее участниками?

- У нас в группе было человек 20. Но из Питера только 3 или 4 человека. А остальные из Новгорода, Карелии, Калининграда. Специально люди были подобраны иногородние,
чтобы сложнее можно было бы найти к ним подход. В группе у меня работал опер Олег Калиниченко. Прекрасный сотрудник, опер от Бога. Все большие уголовные дела, которые в Петербурге возбуждались – все по его материалам. Однако в 2001 г. он, в том числе за «дело Путина», попал под такой пресс, что был вынужден  уволиться из милиции и спустя 2 месяца уже постригся в монахи. Как писал в своих дневниках Корней Иванович Чуковский: «Хорошие люди из протеста против той кровавой брехни, которой насыщена наша жизнь, уходят в религию».

Из всей группы я единственный могу говорить о том, что нам удалось установить. Дело в том, что однажды, еще во время расследования, мне позвонил начальник следственной части следственного комитета и попросил: «Андрей Анатольевич, пожалуйста, у всей группы соберите подписки о неразглашении всех данных, которые вы в рамках этого дела раскопали». Я буквально выполнил его указание: было сказано – с членов группы, я и собрал с членов группы. Но руководитель следственного комитета забыл сказать: «Пожалуйста, Андрей Анатольевич, такую подписку дайте и сами». Поэтому если остальные начнут рассказывать что-то, в отношении них можно будет поставить вопрос о привлечении, а в отношении меня нельзя.

- Вы расследовали еще какие-нибудь преступления, в которых мог быть замешан нынешний премьер-министр?

- У Олега Калиниченко в свое время был архив по Путину. Из него следовало, что Владимир Владимирович, будучи председателем комитета внешнеэкономических связей правительства города, вообще очень много брал взяток. Это подтверждается и сейчас в моих беседах с людьми, которые в те годы организовывали совместные предприятия. По сути, только ленивый ему взяток не давал. Без визы Путина открыть совместное предприятие было практически невозможно. А открыть его и не «занести» было нонсенсом, наглостью.

- Почему эти преступления не были расследованы?

- Когда у тебя есть уголовное дело в производстве, ты не можешь его расширять до бесконечности, да и основания должны быть более значимые, чем слухи... Вот если появится заявление, в котором человек напишет: «Я такой-то такой-то, передал взятку Владимиру Владимировичу Путину». Вот тогда ты можешь начать это дело расследовать. Но пока такого  заявления нет – это невозможно. Люди не испытывали желания писать подобные заявления, поскольку понимали, что потеряют свой бизнес. А еще у нас убивали тех, кто пытался что-то рассказать и доказать…

- Какие-то еще преступления?

- В архиве Калиниченко была справка. Она касалась приобретения Путиным квартиры на 2-й линии Васильевского острова.

История произошла в 1993 г. В двух домах на 2-й линии, 17, и на 15-й линии, 12, некоторые квартиры были расселены, отремонтированы, а затем вместо очередников туда заселили чиновников и их родственников.

Источники утверждали, что в это время Путину – тогда заместителю мэра - пришла идея поселиться на Васильевском острове и иметь соседей из своего окружения. В результате была придумана следующая схема. Некое акционерное общество «Линикс» получило в собственность несколько квартир в построенном во Всеволожске новом доме (при этом неясно, каким образом - участие компании в 1993 г. в строительстве в качестве дольщика возможно, но маловероятно). Глава администрации Василеостровского района Валерий Голубев поменял отремонтированные квартиры на построенные во Всеволожске (хотя это в 1993 г. было абсолютно незаконно). Именно туда и отправились очередники. Правда, даже их заселение не обошлось без скандала. Отдел учета и распределения жилой площади района не имел права и не стал выписывать ордера для очередников на квартиры, являющиеся собственностью «Линикса». Чтобы заселить их, потребовалось личное вмешательство мэра Анатолия Собчака.

По рыночным ценам обмен оказался явно неравноценным - квартиры на Васильевском острове стоят намного дороже, чем квартиры во Всеволожске.

По нашей информации в квартирах на Васильевском острове в итоге поселились мать главы администрации Василеостровского района, сам глава со своей семьей (для него одну из квартир в доме 12 по 15-й линии переделывали в двухуровневую), брат директора «Линикса». Одну из квартир – номер 24 в доме 17 по 2-й линии - занял Владимир Путин.

При этом квартира Путина была передана в Горжилобмен. Путину был выдан обменный ордер. Но в графе, где указывается человек, с которым менялся тогдашний заместитель мэра, стоит прочерк. Вероятно, квартира была предоставлена из резервного обменного фонда Горжилобмена, который является государственной собственностью.

- Какие еще факты фигурировали в архиве Калиниченко о Владимире Путине?

- Начинался архив с отзыва Путина из Германии. Поговаривали, что он якобы был замечен в нежелательных связях. Руководство боялось, что Путин работает двойным агентом, в связи с чем отозвало его сюда. В Ленинград агент приехал со своей «Волгой» и мечтал на ней шоферить. Но по лини КГБ его все-таки устроили в Университет.

Поговаривали, что в 1989-90 годах, до того, как Собчак стал мэром, а тогда еще был профессором университета, Путин был отправлен туда по линии КГБ. Задачей его было осуществлять связь с общественностью, то есть с иностранцами. Со слов Олега Калиниченко, Путин должен был следить за настроениями в профессорской среде юрфака. Олег рассказывал, что и Анатолий Собчак, и Дмитрий Медведев были его стукачками. Калиниченко мне даже их клички называл, но сейчас я уже забыл их. Ну а потом один из стукачков стал мэром. И только Путин стал его советником, как тут же вызвал к себе Медведева.

Согласно справке Счетной палаты РФ, уже в 1994 г. скромный чиновник Медведев имел 10 % акций крупнейшего в Европе целлюлозно-бумажного комбината. То есть был миллионером. А это только Медведев, советник Путина. Представьте, какими деньгами тогда уже владел его шеф!

- Как сложилась ваша судьба после дела 144128?

- Из-за «Дела Путина» меня уволили. Произошло это не сразу, а через 1,5 года - сразу увольнять неприлично. В 2001 г. я получил в разработку 3 уголовных дела, в частности – «дело губернатора ненецкого автономного округа Владимира Бутова». Именно оно и стало поводом для моего увольнения.

В УПК прописано, что следователь – самостоятельная фигура и именно он определяет,
достаточно ли собрано данных для привлечения лица к уголовной ответственности. В 2001 г. все губернаторы являлись сенаторами. Сенатора запрещено привлекать к уголовной ответственности и даже допрашивать. Для того чтобы это сделать, необходимо выходить в Совет Федерации и выпрашивать разрешение. СовФед стопроцентно откажет. Но существовал маленький важный момент. С 1 января 2002 г. все губернаторы лишались своих постов сенаторов, а вместо них туда делегировались их помощники. Соответственно, сенаторы теряли депутатскую неприкосновенность.

Заместитель генпрокурора Владимир Зубрин – в те годы мы с ним много общались - лично меня просил: «Андрей Анатольевич, только сейчас постарайтесь не ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности Бутова – ведь он сенатор». Это я и сам понимал прекрасно. Потому что если бы я вынес постановление, с ним мы бы отправились к генпрокурору Устинову. Он бы вышел в СовФед и выслушал бы там отказ в привлечении – своеобразное оскорбление. Кроме того, дело вел я. У меня никаких сомнений не вызывало, что Бутов – преступник. Но знать и доказать – разные вещи. Необходимо было получить выписки из банков, подтвердить это все и уже с документами предъявлять обвинения. Тем более была осень 2001-го – до потери Бутовым неприкосновенности оставалось всего 1,5–2 месяца.

В это время ко мне подходит мое руководство и говорит: «А вы не считаете нужным все это уголовное дело в отношении Бутова вообще прекратить?». Я руководство посылаю к чертям собачьим, говорю – если хотите разваливать, забирайте у меня уголовные дела и разваливайте сами. Доложил московскому руководству. Мне, конечно, на словах обещали поддержку, но все эти преступные связи не горизонтальны, а вертикальны – все установки сверху спускали.

В итоге вскоре я попал в госпиталь с сердцем. Пролежал там дней 15-20. Когда вернулся, выяснилось, что дело передали другому следователю. Он ко мне подходил. Говорил, что ему предлагают дело прекратить. Я ему ответил: «если тебе нужно, можешь прекратить, но имей в виду, что я всю информацию солью в СМИ. Полностью дам расклад по преступлениям». Он прекращать не стал. Где-то в декабре я пошел на больничный, а в это время в отношении меня устроили проверку (хотя во время болезни сотрудника этого никогда не делают).

В заключении проверки говорилось, что я в течение трех месяцев полностью доказал вину губернатора Бутова в совершенных им преступлениях, однако допустил волокиту, не вынес постановления о привлечении его к уголовной ответственности. Это на тот момент, когда он был сенатором, и привлекать его было нельзя! На основании этого мне вынесли строгий выговор. Это важно. Именно из-за выговора меня потом и уволили.

Однако интересно другое. Согласно материалам проверки, за 3 месяца я допустил волокиту. Дело, получается, считалось полностью расследованным. Однако следствие после этого продолжалось еще 14 месяцев! В 2002 г. (меня уже уволили) было вынесено постановление о привлечении Бутова к уголовной ответственности. Сразу после этого Зубрин – заместитель генпрокурора – по всем центральным каналам кричал, что следователи - непрофессионалы, и никакого основания для привлечения Бутова к уголовной ответственности нет. Постановление о привлечении Зубрин отменил и взял дело к своему производству. С июня по декабрь 2002 г. оно расследовалось, а потом Зубрин объявил, что Бутов не причастен к совершенным преступлениям. Преступления совершал кто-то другой, а Бутов чист, как агнец.

Вот и выходит, что мне объявлен строгий выговор именно за то, что я этого чистого как агнец человека не привлек к уголовной ответственности. То есть я не совершил преступление, предусмотренное соответствующей статьей УК, за что и получил строгий выговор, а на основании него был уволен.

- Как объявленный вам выговор повлиял на увольнение?

- По закону именно он явился основанием для непродления со мной служебных отношений. Мне исполнилось в 2001 г. 45 лет, и если бы взысканий не было, со мной обязаны были бы продлить договор, а меня - повысить с подполковника до полковника (я занимал полковничью должность). А раз был выговор – формально имелись основания для увольнения.

- Дальше на вас продолжили оказывать давление?

- Вскоре в отношении меня возбудили уголовное дело по 286 статье – превышение служебных полномочий. Следствие пыталось доказать, что я, расследуя уголовное дело 144128 («Дело Путина»), незаконно вынес постановление о производстве выемки документов, имеющих отношение к адресу Владимирский, 19 (сейчас это пассаж у метро Достоевская). В начале1990-х этот дом купила семья Велькович – на тот момент теневые миллионеры. Покупала она дом с помощью Руцкого, вице-премьера правительства (по информации Галины Велькович).

Новые владельцы через финскую кампанию «Парастек» заказали в здание дубовые двери, дубовые рамы, укрепили фундамент, какие-то сваи туда забили. То есть семья вложила в здание несколько миллионов.

А затем дом перешел компании «Двадцатый трест». Я обратил внимание, что корпорация заказывала реконструкцию здания той же фирме «Парастек». Соответственно, возник вопрос – не являются ли заказы этой фирме просто прикрытием для увода денег (как раз на которые в Испании и строили коттеджи для Путина, в частности). Поэтому я и произвел выемку документов.

В итоге меня  пытались обвинить в том, что я не имел права делать того, что обязан делать следователь в рамках уголовного дела – отрабатывать версии хищения. 9 месяцев они этот жалкий эпизод расследовали. Уши Путина там торчали вовсю. С 2004 г. начальником следственного комитета МВД РФ стал Алексей Аничин – друг и сокурсник Путина. В 2002 г. он, будучи первым заместителем начальника управления Генеральной прокуратуры РФ по СЗФО, выполняя указание Зубрина, лично утверждал постановление о возбуждении в отношении меня уголовного дела.

Расследованием занимался лично начальник следственной части прокуратуры Центрального района – рядовому следователю не доверили. Однако, в том числе в связи с юридической безграмотностью Аничина (он даже правильную квалификацию не мог дать тому, в чем хотел меня обвинить), дело было прекращено. Видимо, руководство Генпрокуратуры все же сообразило, что направь они это дело в суд, оно стало бы политическим - я бы молчать не стал. Скандал был бы очень большой. Решили, что лучше дело самим закрыть, тем более, что обвинить следователя в том, что он должен был делать в рамках расследуемого дела – очевидный нонсенс.

Справка ЗАКС.Ру

Андрей Зыков, бывший старший следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере коррупции и экономики следственного управления следственного комитета МВД РФ по СЗФО, подполковник юстиции в отставке."

http://www.zaks.ru/new/archive/view/83713

0

2

http://www.novayagazeta.ru/society/11232.html
ОБЩЕСТВО / ВЫПУСК № 20 ОТ 23 МАРТА 2000 Г.

15555 ДЕЛО ПУТИНА

23.03.2000

       
       Тезисы этого материала были за 3 дня до публикации отправлены в пресс-службу Кремля. Ответа не последовало
       
       
       В тени «квартирных дел»
       В начале 1996 года в городе на Неве активно начинает раскручиваться ныне ставшее легендарным «квартирное» дело мэра Санкт-Петербурга.
       Еще в мае 1995 года оперативники 2-го отдела (борьба с коррупцией) УБЭП ГУВД Санкт-Петербурга вышли на некую госпожу Евглевскую, возглавлявшую строительную фирму «Ренессанс». Выяснилось, что она раздаривала местным чиновникам элитные квартиры, получая взамен выгодные подряды и льготные кредиты.
       Информация о повальной коррупции отцов «Северной пальмиры», которой поделилась с операми Евглевская, оказалась настолько серьезной, что в декабре 1995 года появилось беспрецедентное совместное распоряжение двух российских силовых министров — М. Барсукова и А. Куликова и примкнувшего к ним генпрокурора Ю. Скуратова «О создании межведомственной оперативно-следственной группы для расследования факта получения взяток должностными лицами мэрии Санкт-Петербурга».
       Эту группу возглавил замначальника следственного управления Генпрокуратуры РФ Леонид Прошкин — один из самых известных российских «важняков», что говорило о серьезности намерений Кремля разобраться с питерскими коррупционерами. Менее чем за год работы следственная бригада выдала на-гора несколько десятков томов уголовного дела № 18/238278-95, материалы которого со всей очевидностью доказывали коррумпированность работников питерской мэрии.
       Примерно в это же время силами следственного комитета МВД России и все того же 2-го отдела ГУВД Санкт-Петербурга в городе возбуждается еще одно уголовное дело — № 144128 — в отношении «придворной» строительной организации питерской мэрии — корпорации «Двадцатый трест» (очень схожей, кстати, по методам работы с кремлевским «Мабетексом», только масштабы не те). Фигурировали в нем также и высокопоставленные чиновники питерской администрации. Однако в отличие от прогремевшего на всю страну «квартирного» это новое «строительное» дело никак не афишировалось. Информация о ходе его расследования практически отсутствовала. Сегодня трудно сказать, почему так произошло. Скорее всего потому, что фамилия Путина никому ничего не говорила до середины прошлого года.
       Это уже потом следователи придут к выводу, что дело № 144128 по своему масштабу и значимости может превзойти многие громкие дела олигархов. Это уже потом появится скупая информация, что одним из главных фигурантов здесь является Владимир Путин. И если между собой дело о квартирных махинациях следователи называли «делом Собчака», то расследование деятельности корпорации «Двадцатый трест» они окрестят не иначе как «делом Путина». Это уже потом придет понимание, что некогда заурядное уголовное дело может стать главной политической бомбой России.
       Так или иначе, несколько лет об уголовном деле № 144128 ничего не было известно. Кто знает, состоялась ли бы вообще сегодняшняя публикация, если бы в ходе журналистского расследования нам не посчастливилось отыскать святая святых этого дела — акт проверки деятельности «Двадцатого треста» специалистами КРУ Минфина, документ, который спецслужбы постарались спрятать от посторонних глаз в первую очередь. Кстати, существует несколько вариантов этого документа, у нас — наиболее полный.
       
       Внезапное КРУшение
       С 12 декабря 1996 года по 7 апреля 1997 года по поручению УБЭП ГУВД Санкт-Петербурга местное контрольно-ревизионное управление Минфина РФ произвело проверку отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности строительной корпорации «Двадцатый трест» за 1993—1996 гг. Бессменным руководителем организации в этот период числился некий Сергей Никешин — по совместительству депутат питерского Законодательного собрания (ЗАКС) и зампредседателя его бюджетной комиссии.
       Днем рождения вышена-званной корпорации по праву можно считать 20 октября 1992 года, когда она была зарегистрирована в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, возглавлял который, напомним, Владимир Путин.
       Планов у коммерсантов-строителей было громадье. Например, согласно уставу основным направлением деятельности «Двадцатого треста» являлись «строительство, реконструкция и ремонт промышленных объектов и зданий жилищного, бытового и культурного назначения в России и за рубежом».
       Трудно сказать, чем г-н Никешин очаровал питерских градоначальников, но только посыпалась с той поры на счета корпорации бюджетная халява, как из рога изобилия. Порой даже складывалось впечатление, что как только у города появлялась лишняя копейка, ее тут же направляли «Двадцатому тресту» под видом различных кредитов, ссуд, средств из резервных бюджетных фондов...
       Всего по личным указаниям мэра Санкт-Петербурга Собчака и его заместителей Путина, Кудрина (ныне заместитель министра финансов РФ), Маневича (застрелен киллером в 98-м) «Двадцатый трест» получил льготных кредитов и ссуд на сумму более 23 млрд рублей. Фактически же на нужды города под госзаказ было освоено около 1 млрд рублей — к такому неутешительному выводу пришли ревизоры. Остальные бюджетные средства были израсходованы частично на приобретение недвижимости для высокопоставленных питерских чиновников как в России, так и за рубежом, частично попросту разворованы (к этому выводу пришли питерские и московские оперативники, возбудив против «Двадцатого треста» уголовное дело).
       Впрочем, обо всем по порядку.
       Составленный контролерами-ревизорами акт явился полным откровением даже для видавших виды юристов. Вопиющие факты разбазаривания государственных денег (каждый из которых заслуживает самого пристального внимания со стороны правоохранительных органов) уместились на 52 листах документа. Собственно, этот акт и послужил фундаментом для всего уголовного дела № 144128.
       Вот лишь наиболее интересные эпизоды, содержащиеся в нем.
       
       Откуда у хлопца испанская грусть
        В ноябре 1995 года по личному распоряжению Владимира Путина из бюджета города «Двадцатому тресту» было выделено 415 млн рублей (свыше 200 тыс. долларов) на реконструкцию православного женского монастыря в Израиле. Горненский монастырь был построен в Иерусалиме еще в конце ХIХ века и славился своей иконописной и золотошвейной мастерскими далеко за пределами Палестины.
       Все бы ничего, да только никакой полномасштабной реконструкции произведено не было. Точнее, в Израиль выезжали два десятка российских строителей (все они правоохранительным органам известны), но объем их работ был мизерным и расходы вместе с командировочными и зарплатой составили не более 20 тыс. долларов.
       Согласно отчету государственных ревизоров, никаких актов по ремонту и реконструкции монастыря им найти не удалось.
       Зато нам удалось найти очень любопытное письмо, отправленное 21 октября 1995 года президентом «Двадцатого треста» на имя первого заместителя председателя правительства Санкт-Петербурга, председателя комитета по внешним связям Владимира Путина.
       В нем господин Никешин благодарит «уважаемого Владимира Владимировича» за оказанную финансовую помощь в осуществлявшихся в 1994—1995 гг. в Иерусалиме ремонтно-восстановительных работах. Немного посетовав на нехватку денежных средств, глава корпорации завершает свое послание следующими словами: «Убедительно прошу Вас оказать нам финансовую помощь для продолжения этих работ из фонда непредвиденных расходов мэра».
       Вверху — резолюция Путина: «Согласовано».
       Особая прелесть данного документа заключается в двух вещах. Во-первых, Никешин не просто просит деньги у первого вице-мэра, а даже указывает ему, откуда их лучше позаимствовать. Во-вторых, получается, что бюджетная поддержка псевдореконструкции Горненского монастыря оказывалась еще в 1994 году (что, к слову, никакого отражения в акте проверки КРУ не нашло).
       Отсюда вывод: «Двадцатый трест» и ранее получал казенные деньги, причем без какого-либо оформления надлежащих документов!
       Сколько всего средств налогоплательщиков было вбухано в липовый проект, теперь сказать сложно. Равно как сложно сказать и то, куда они в результате подевались.
       Впрочем, у ведущей это дело оперативно-следственной бригады есть все основания полагать, что «монастырские» деньги в числе прочих бюджетных средств были корпорацией конвертированы и направлены на счета в испанские банки, откуда затем частично израсходованы на приобретение двух 32-квартирных домов типа апартамент-отелей. Таким образом, при активной помощи первых лиц северной столицы «Двадцатый трест» обзавелся в живописном испанском местечке Торревьеха роскошным гостиничным комплексом с экзотическим названием «Ла Палама». Только за его проектно-сметную документацию корпорация Никешина заплатила почти полмиллиона долларов.
       
       Подожди немного, отдохнешь и ты
       Но на этом «испанская эпопея» питерских коммерсантов не заканчивается. Почти одновременно со строительством отеля «Двадцатый трест» начал скупку на Пиренейском полуострове земельных участков под постройку частных особняков. Судя по всему, необходимость в валюте в связи с этим была столь острой, что с 1993 по 1995 год Никешин с позволения заинтересованных чиновников мэрии Санкт-Петербурга перечислил фирмам Испании и Финляндии с валютных счетов корпорации около 3 млн долларов, более 1 млн финских марок, 12,5 млн испанских песет...
       И закипела работа. В ходе следствия были установлены более 40 рабочих различных строительных специальностей, которые выезжали в Испанию и принимали участие в отделке отеля, купленного «Двадцатым трестом», а также в отделке построенных там частных вилл. Впрочем, вся недвижимость, как и положено, была оформлена на подставных лиц. Сегодня с уверенностью сказать, где чьи хоромы, практически невозможно. Но по слухам, активно муссировавшимся в коридорах питерского ГУВД в середине 90-х, первым, с кем корпорация рассчиталась за особую лояльность и поддержку, был сам Владимир Владимирович Путин (не исключено, что именно это обстоятельство имел в виду бывший кандидат на пост губернатора Санкт-Петербурга Беляев, когда обвинил первого вице-мэра в тайном приобретении заморской недвижимости).
       Но во всяком случае вице-мэр был прекрасно осведомлен о попытках «Двадцатого треста» за счет питерских налогоплательщиков покорить вершины европейского гостиничного бизнеса. И это при том, что никакого заграничного отеля, по учетным данным, за корпорацией не числилось.
       Именно Путину в своем письме от 9 февраля 1996 года господин Никешин предложил организовать на базе введенного им в строй в испанском городе Торревьеха апартамент-отеля отдых для ветеранов Великой Отечественной войны и других неимущих граждан.
       По распоряжению мэрии за № 529-р от 23.05.1996 такой отдых был организован. Все расходы, естественно, взял на себя муниципальный бюджет. Да вот незадача. Как выяснилось, вместо обычных 600 долларов (средняя цена двенадцатидневного тура в Испанию) каждая путевка обошлась казне почти в 2 тысячи долларов. А среди ветеранов-неимущих каким-то таинственным образом оказались хозяин всех бюджетных средств города, начальник федерального казначейства по Санкт-Петербургу В. Каретин и все руководство «Двадцатого треста» вместе с семьями...
       

       Выводы ревизоров
       Пора вернуться с солнечного юга на северные рубежи нашей родины. Здесь веселые ребята из «Двадцатого треста» накуролесили ничуть не меньше.
       В конце 1993 года корпорация получила из городского бюджета льготную ссуду в размере 2,5 млрд рублей под строительство в Санкт-Петербурге современного делового центра «Петр Великий». Ходатайствовал о выделении этих средств «Двадцатому тресту» — «в порядке исключения» — все тот же Владимир Путин. Причем деньги были выделены «в порядке исключения» всего под 6% годовых (в то время средняя процентная ставка по кредитам и ссудам в России достигала 200% годовых). В качестве залога по этой ссуде и другим бюджетным кредитам корпорация предъявила 55 автомашин различных моделей (преимущественно иномарок).
       Прошли годы. На момент проверки специалистами КРУ деятельности треста результаты оказались плачевными: строительный проект не реализован, полученных из муниципального бюджета денег и след простыл, из 55 «Ниссанов» и «Мерседесов» в наличии оказалось только 22...
       А еще были переводы баснословных сумм западным компаниям за предоставление мифических «маркетинговых услуг», ежегодное получение акционерами «Двадцатого треста» солидных дивидендов, хотя никакой прибыли корпорация в отчетных документах не показывала, сомнительные сделки с недвижимостью совместно с ООО «Ленвест», перекачка валюты на зарубежные счета якобы за подготовительные мероприятия фестиваля «Белые ночи Санкт-Петербурга», на покупку финских разборных домов и многие другие эпизоды...
       Позволим себе процитировать выводы, к которым пришел по итогам проверки главный контролер-ревизор КРУ Министерства финансов РФ по Санкт-Петербургу В. Кабачинов:
       «Корпорация, являясь коммерческой фирмой, получала кредиты из бюджета города и средства из специальных фондов на льготных условиях, не возвращала их, а полученные средства направляла в коммерческие банки на депозитные счета, перечисляла разным инофирмам на цели, не связанные с основной деятельностью, производила и другие необоснованные расходы...
       ...По состоянию на 1 января 1997 года задолженность корпорации бюджету города составляет 28 миллиардов 455 миллионов 700 тысяч рублей...»
       
       «Банная история»
       Практически сразу после того как в «Двадцатый трест» нагрянули государственные ревизоры, корпорация срочно начала процедуру собственного банкротства. Сегодня некогда процветавшая фирма прочно лежит на боку. На всех банковских счетах, в том числе и валютных, числится нулевой остаток. Вероятность того, что городские деньги когда-нибудь вернутся в питерскую казну, также равна нулю.
       Что же касается бывшего первого вице-мэра Санкт-Петербурга, он, возможно, даже и не помнит уже о Сергее Никешине и его корпорации. Хотя...
       Оперативники, с которыми нам довелось общаться, уверяли нас в том, что контакты Путина с «Двадцатым трестом» сохранились и после переезда Владимира Владимировича в Москву.
       Дело в том, что у некогда скромного чиновника, а ныне и. о. президента России Владимира Путина в Приозерском районе Ленинградской области имеется дача с участком площадью около одного гектара. Солидный двухэтажный дом с комплексом хозяйственных построек располагается прямо на берегу живописного озера Комсомольское. В 1997 году здесь случился пожар из-за неисправности электропроводки в сауне. Восстанавливать образцовое хозяйство были призваны высококлассные специалисты из Финляндии, что обошлось погорельцу в 300 тысяч финских марок (примерно 60 тысяч долларов).
       Так вот, у следствия есть все основания полагать, что финансировалось банное строительство исключительно из средств «Двадцатого треста».
       Более того, весной 1998 года в администрацию Приозерского района из Москвы поступила секретная шифрограмма с приказом — уничтожить всю документацию, подтверждающую право собственности семьи Путина на комплекс дачных строений. Но, видимо, все документы «растворить» не удалось, и поэтому в итоге кандидат в президенты Путин внес это «компрометирующее» его дачное строение в свою декларацию.
       Интересная деталь: на месте сегодняшнего путинского имения раньше находились 7—10 частных жилых домов. Местные жители были очень недовольны, когда их вынудили «очистить территорию» на побережье. Однако часть из них все-таки отселили, а самым непокорным построили поблизости небольшие щитовые домики. Оперативники опять-таки предполагают, что всеми вопросами по переселению вредных дачников на новые места занималась все та же знакомая нам корпорация, что требует детальной проверки.
       
       «Дела» со многими неизвестными
       Как нас уверяли знающие люди в Питере, попытка «зачистить» канцелярию администрации Приозерского р-на была далеко не единственной. В бытность Путина шефом ФСБ его люди шерстили весь Санкт-Петербург на предмет изъятия любых компрометирующих Путина материалов. Особенно их интересовали документы по приватизации гостиниц «Астория» и «Прибалтийская», а также все бумаги за подписью Путина, касающиеся функционирования Ленинградской военно-морской базы, на которой, что любопытно, с 1992 по 1996 годы не существовало ни таможни, ни погранслужбы, хотя через этот перевалочный пункт прошли сотни тысяч тонн экспортных гражданских грузов (знаменитые куриные окорочка, например, расползались по всей России именно отсюда). Сколько от такой бесконтрольности потеряли не только городской бюджет Санкт-Петербурга, но и федеральная госказна, история пока умалчивает.
       Насколько мы знаем, сейчас люди нынешнего директора ФСБ Патрушева активничают в Испании, разыскивая всех, кто хоть что-нибудь знает о деятельности корпорации «Двадцатый трест» на испанской земле и владеет какой-либо документацией по этому поводу.
       Сегодня даже бесстрашные питерские оперы, участвовавшие в расследовании дел по «Двадцатому тресту», «Русскому видео», «Ренессансу», постоянно заводят разговор о гарантиях безопасности для своих близких и друзей.
       
       P.S.
       Следствие по уголовному делу № 144128, как ни странно, продолжается. Скорее всего потому, что его главному фигуранту хочется больше узнать о «раскопках» Следственного комитета МВД РФ. Обычная тактика профессионального разведчика. Впрочем, оперативно-следственной бригаде просто по закону положено вернуть изъятые и разбазаренные бюджетные деньги. Ведь и сам Владимир Владимирович писал в своей программной статье «Россия на рубеже тысячелетий»: «Теневая экономика есть везде. Но если в развитых странах ее доля не превышает 15—20 процентов, то у нас этот показатель достигает 40—60 процентов. Для решения этой болезненной проблемы, наряду с усилением деятельности правоохранительных органов, нужно устрожение лицензионного, налогового, валютного и экспортного контроля».
       
       ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПОДГОТОВЛЕНО ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ПРОГРАММЫ «ЧИСТЫЕ ПЕРЬЯ»
       Программа «Чистые перья» направлена на внедрение в практику российских СМИ стандартов, которые должны соблюдаться при проведении журналистских расследований, в том числе: недопустимость использования информации из одного источника, обязательный учет мнения «второй стороны» и позиций всех заинтересованных лиц
       Решение о поддержке журналистского расследования, связанного с деятельностью корпорации «Двадцатый трест» в Санкт-Петербурге, было принято попечительским советом программы «Чистые перья» 10 февраля 2000 года. В окончательном виде авторский текст был представлен экспертам программы 16 марта, в четверг. Утром в пятницу, 17 марта, в пресс-службу и.о. президента РФ был направлен факс на имя Владимира Путина, в котором разъяснялись задачи программы «Чистые перья», сообщались главные тезисы предстоящей публикации, касающиеся его возможных связей с корпорацией «Двадцатый трест», и предлагалась возможность дать свой комментарий для опубликования одновременно с основным журналистским текстом.
       Поскольку первоначально выход этого материала был намечен на 20 марта, понедельник, текст комментария (в случае если бы и.о. президента захотел его сделать) предлагалось сообщить до конца дня пятницы. Поздно вечером мне удалось созвониться с Алексеем Громовым — руководителем пресс-центра и.о. президента. Он высказал мнение, что при существующем режиме работы и командировок и.о. президента одного дня для решения вопроса недостаточно. Об этом я тут же сообщил главному редактору «Новой газеты» и авторам публикации. Мы сочли аргументы Алексея Громова заслуживающими внимания, в связи с чем было принято решение перенести публикацию на 23 марта, четверг, и продлить срок ожидания ответа до вторника, 21 марта.
       В конце дня вторника я позвонил в пресс-службу и.о. президента, где мне сообщили, что Алексей Громов вместе с Владимиром Путиным находится в командировке, все наши факсы получены, но решение по ним до сих пор не принималось. С учетом изложенного мы полагаем, что у Владимира Путина и его пресс-службы были все необходимые возможности дать свой комментарий к этой публикации, если бы они захотели это сделать. Исчерпав, со своей стороны, возможности получения комментария, программа «Чистые перья» считает, что материал может быть опубликован без такового.
       Леонид НИКИТИНСКИЙ, эксперт программы «Чистые перья»

0

3

Сталевар, ты веришь всему, что написано в анонимных жж ? А вот на заборе "куй" написано....а на самом деле там дрова.... И что ?

0

4

http://s6.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/03/7d29a5e21dfec5d790facacb0b92c456.png

Мне, понимаете, довелось неплохо помотаться по миру. И в одиночку, по работе, и туристом, с семьей, и на свои, и, как говорят, "за счет принимающей стороны", а стороны эти случались всякие. Так что, стоимость приличного постоя мне известна. А потому, - при полном понимании, что г-н Березовский на пике влияния считал достойной себя гостиницей и какого уровня квартиры казались ему "скромными", - констатирую: аппартаменты "гостиничного типа", где нет обслуги, а постояльцы сами готовят себе пищу и сами убирают за собой, даже из числа самых дорогих, в самом деле, удовольствие вполне доступное.я проверил по нескольким сайтам, на разных языках.
Результаты примерно одинаковы.
С учетом же, что было дело в 1999-м, до всех евро, Ираков и кризисов, так и еще дешевле.

А речь, напомню, идет о человеке, успевшим поработать заместителем у Собчака, и у Павла Бородина, и начальником Главного Контрольного Управления при Президенте РФ, и директором ФСБ, и секретарем Совета Безопасности. То есть, под началом людей хватких, лихих, очень многое себе позволявших и знавших толк в искусстве тратить деньги, да еще и трудился на таких должностях, что и красть не надо, только свистни. Или даже не свисти, а просто на пару минут зажмурься. Не говоря уж о том, что в эпоху позднего Ельцина спрашивать, откуда у верного слуги деньжата, канало за конкретное западло, а красиво жить (хоть на "заработанное", хоть за государственный счет, проводя затраты через бухгалтерию по графе "представительские") считалось среди недавних нищебродов хорошим тоном.

И тем не менее, - сами видите, - "квартира гостиничного типа".

Притом, что и опасаться было нечего (со всеми сильными мира того дружил), шифроваться особо незачем (Франция тогда в НАТО не состояла, а была, почитай, нейтральной, очень дружественной страной, да и НАТО за врага не считалось), и в "скромности напоказ", карьеры ради, нужды не было (он, как указывает г-н Березовский, стать кронпринцем даже не мечтал и предложением был удивлен), и уж в чем-чем, вплоть до "мужского шовинизма", но в бытовой скупости будущего президента никто из цеплявшихся даже за самые мелочи не обвинял. То есть, при всех ошеломительных возможностях стать богачом а то и круче, выходит, небогат был в 1999-м, на 10-м году "элитарности", один из высших чиновников криминальной ельцинской России. А человек на пороге полтинника редко меняется, куда бы его потом ни занесло.

Мог бы разжевать и дальше, до состояния желе.
Однако, думаю, незачем.
И с теми, кто скажет "Ну и что? мелочь...", спорить не стану.
Все верно: не самородок и даже не "крупа".
Всего лишь, - как сразу и предупреждал, - малюсенькая чешуйка.
Но золотая.


Значит ли это, что г-н Путин беден? Наверняка, нет. Покрутившись в политике последнего десятилетия ХХ века, свидетельствую: не мог в ельцинские времена сделать карьеру кристальный рыцарь с сиянием в очах. И тем не менее, нет реальных данных. Таких, чтобы с цифрами, аксессурами и точными привязками. Ни на самого Владимира Владимировича нет, ни на супругу его, ни на дочерей (он их, конечно, прячет, но от стада, а кому надо на Западе, те в курсе), ни на друга-Тимченко и друга-Абрамовича (их деньги просвечены насквозь, и будь хоть что-то, уже бы выплыло), ни на хотя бы (вдруг правда?) г-жу Кабаеву.

То есть, получается, чисто по Маршаку: ищут давно, но не могут найти. Даже пресловутый "архив Салье", которым рукопожатные чуть ли не крестятся, на поверку направлен исключительно против г-на Собчака, которого и предназначен был обгадить, а тогдашний заместитель тогдашнего питерского мэра поминается, ежели прочитать внимательно, - а я прочитал, - исключительно как лицо, причатсное к каким-то (каким непонятно) темным мэрским делишкам. И на том все и кончается, ибо обижать Анатолия Александровича, икону демократии, в рукопожатной среде не принято.

http://putnik1.livejournal.com/2134766.html

0

5

Волки,не мечи перед свиньёй бисер.Ему до смерти пару лет осталось,его уже не переделаешь и ничего ему не докажешь.И потом...он не читает ничего,он только пишет злобные гадости ,кривляется и обзывается, как старый ,выживший из ума, дебил в маразме..Это уже не лечится.

0


Вы здесь » СВОБОДНАЯ ФОРА Credo quia absurdum » На буровой площадке » уголовное дело путина